борода

Новый срок

От звонка до звонка
Я свой срок отсидел,
Отмотал по таежным делянкам.
Снег читал мне УК... (из песни)



Очень меня огорчила вчерашняя новость, о том, что Владимир Владимирович снова может попасть на новый президентский срок, не отбыв ещё до конца этот.
Что бы не было кривотолков, по поводу моих переживаний за Володю, начну из далека, прям с новейшей постсоветской истории.
Многие уже забыли как тогда всё начиналось, а многие и знать не могут по причине своей молодости. Вот я и решил, напомнить тем кто забыл и рассказать тем кто не знает, а дело было так...


Read more...Collapse )
юмор

Из записной книжки



Лето.
Жаркий день, присел на лавочку в тень деревьев.
Две блондиночки сидевшие неподалёку, спиной ко мне, вели о чём-то оживлённый разговор.
Одна сказанная фраза мне очень запомнилась.
- Не-е, ну ты блядь тупа-ая! Ну как ты не поймёшь, декабрь первый месяц зимы, потому что он последний месяц года!
Вроде ни чего особенного, монолог как монолог, эмоциональный конечно, да кому какое дело?! Между подружками и не такое бывает, чего уж там.
Read more...Collapse )
юмор

Из записной книжки



Как сам себя рассмешил

В одном из Московских ЖД вокзалов, на внутренней стороне дверцы туалетной кабинки, увидел рисунок с надписью
- "Ничего хорошего из тебя не выйдет!" и кисть руки с перстом указывающим прямо на тебя.
Стало смешно.
Выходя из кабинки, еле-еле задерживался, что бы не расхохотаться и сам не ожидал, как из меня, вырвалось хихиканье, усиленное эхом под высоким потолком. В зале туалета, возле писсуаров стояло несколько человек.
Они с удивлением и каким-то испуганным любопытством уставились на меня. Стало ещё смешней.

Мне вдруг представилась картина.
Как только я выхожу из туалетного зала, вся публика возле писсуаров и соседних кабинок, обуреваемая диким любопытством, а что там такое смешное показывают?
На перегонки, толкая друг-друга локтями, с незастёгнутыми и опущенными штанами, бросается в то место, от куда я вышел.
Эта картинка промелькнула в моём сознании, как старое кино с Чарли Чаплином.

Представив такое кино под весёлую музыку, сдерживать себя уже не было сил. Корчась от распираемого смеха и зажав рот носовым платком, постарался поскорее покинуть это весёлое место.
На выходе, старушка берущая плату за туалет, испугано глядя, как меня буквально трясёт, участливо спросила:
- Мужчина, вам плохо?
Вот после её вопроса, от новой волны смеха, меня чуть не разорвало и выражение, "Лопнуть от смеха" не казалось таким банальным. Что бы не заржать как конь, платок пальцами засунул себе в рот, виде кляпа.

В таком виде идти по вокзалу было нельзя и пока приступ смеха не прошёл, я минут пять стоял возле стенки, недалеко от туалета, беззвучно корчась и трясясь от смеха.
Проходящие мимо пассажиры с сочувствием смотрели на меня.
- Эко вон, мужика в дороге-то прихватило, аж весь трясётся бедолага.

Москва 1997 г.
я

Бичевские былины



«коммандос»
Помимо нашей четвёрки, в партию на сезонные работы устроились ещё шесть человек.
Приехавшие откуда-то с центральной России три мужика "калымщика", мне ни чем особо не запомнились. Запомнился только четвёртый, местный воркутинец Юра-алконавт. Его по статье за пьянь с шахты турнули, вот он и подался на сезон в геологию. Юра, как бы оправдываясь за то, что суда попал, всем рассказывал:
- Мне нехорошею статью в трудовой надо перекрыть, а то ни на одну шахту с такой не возьмут.

Получается, здесь геология, как на войне "штрафбат". Влетел по полной, всё, или хана тебе, или иди искупай вину кровью, которую у тебя комары литрами сосать будут. Жив останешься, после сезона снова на хорошую работу попадёшь, в шахту, уголь копать.
Ну и двое последних были "повар с поварихой".

Почему "повар с поварихой"? Да всё просто, их так сразу прозвали когда они появились в нашей команде за день до отправки. Её взяли поварихой, а его рабочим по лагерю, к тому же они были как бы "гражданские" муж и жена. Тут такая история.
У поварихи был законный муж шахтёр, укативший в отпуск куда-то к себя на родину. Отпуска у
шахтёров в этих краях большие, почти три месяца. Вот бабёнка и заскучала одна без мужской ласки, а тут случайно ей хохол подвернулся, который приехал в Воркуту, "трохи грошей заробить" и тоже скучал.
В общем промеж их любовь случилась, оно и понятно, длительное воздержание у обоих, весна, ну и всё такое, тут кто хочешь согрешит, если случай подвернётся. Короче, когда её муж с отпуска вернулся и узнал от соседки, о всех безобразиях, творимых супругой в его отсутствии, то сильно осерчал и обещал что-то нехорошее сделать с ней и её хахалем.
Полюбовники жестокой расправы дожидаться не стали, а как Буратина с Мальвиной в бега и подались, и очень удачно считаю.



В тундре их злой муж шахтёр не найдёт, это раз. Отдельную палатку им как семейным дали, пусть милуются, это два. Хохол заработав гроши, после сезона наверняка в Хохляндию свалит, там его ревнивец тем более не найдёт. Да и она одна не останется, обязательно к мужу вернётся. Муж за три месяца всяко перебесится, заскучает и простит, это три.
- А рога, которые она ему наставила?!
- А чё рога! Да пустяки, дело-то житейское!.. Шахтёры хоть как мавры чёрные из шахты на свет божий вылазят, да не все они Отеллы, чтобы Дездемон своих душить, у их душа широкая и добрая, тем более, когда баба с деньгами возвращается. Он-то наверняка за эти месяцы, пока хозяйки дома не было, вёл разгульный образ жизни с дамами невысокой общественной морали и поистратился на их сильно. Ведь мужики, не знаю как где, а в Воркуте точно такой случай не упустят.
.
я

Бичевские былины



Жора
Самый старший из нас был Жора.
Он уже отслужил в армии, где-то здесь в КОМИ АССР и недавно дембельнулся. По дембелю заехал к себе в Молдавское село, проверить, всё ли на месте у его Лянки под "поясом верности". Убедившись, что в его отсутствии туда никто не лазил, решил по осени жениться на ней. В Молдавии за такой короткий срок, хороших денег на свадьбу не заработаешь, вот и рванул он за "капустой" в тундру. Вася, его родственничек, узнав про это, рванул с им за компанию, а чё, вдвоём веселей.

За всё время, пока мы были в "поле", Жора ни чего про свою службу не рассказывал.
Для дембеля это крайне удивительно, обычно они рот не закрывают перед теми кто ещё в армии не послужил.
Отхлебнёт свеженький майский дембель пивка из горлышка и с упоением начнёт рассказывать салабонам собравшимся вокруг его, о том какой он в армии авторитетный и крутой парень был.
Как "старики" и "деды" боялись ему даже на глаза попадаться, а всё офицеры его безмерно уважали, да что там офицеры, сам батяня-комбат, всегда первый руку протягивал чтобы лично с им поздороваться.

Мне, когда ехал поездом в Воркуту, как раз один такой служивый попался. В тамбуре, затягиваясь сигареткой, которую "стрельнул" у меня, он как бывалый во всяких переделках служака назидательно поучал:
- Ты "сынок" как в роту попадёшь, главное с "дедами" и "стариками" не церемонься. Сразу себя покажи. Вот на меня "деды" в первый день, когда в роту пришёл, только наехали, так я их в миг на место поставил. Пару табуреток правда пришлось об их черепа разломать. Мне потом старшина, за порчу имущества влепил три наряда вне очереди, туалеты чистить, но это ерунда, "деды", чтобы со мной помириться, за меня эти наряды "отпахали".
Когда ты "сынок" в часть попадёшь, главное не бзди! Покажи себя, как я, и служба малиной покажется.

Жора вообще считался молчуном среди нас, а возможно у его была веская причина про службу не рассказывать.
Позже мне не однократно доводилось слышать рассказы, о том, как "откинувшиеся" или бывшие "зеки", выкидывали на ходу из поездов солдат ВВшников. Кто не знает - солдаты ВВ (внутренние войска) "зоны" охраняют, а уж чего-чего "зон" на КОМИ хватало. Так что принадлежность к внутренним войскам в этих краях не афишировали, мало ли чё, да к тому ж узнай про это Санёк, то сильно бы расстроился.
В прочем это чисто мои догадки, могу и ошибаться.

Ко всякой технике, которая передвигалась без лошади и если предали не крутить, Жора был не равнодушен. Пожалуй это была единственная тема на которую он горячо реагировал и казалось мог говорить о ней часами.
Любимыми его разговорами были: сколько горючего жрёт тот или иной движок, какая в нём сила, скорость и прочая скучная лабуда.
Вот интересно, как он свою Ляну охмурил? Не уж-то рассказами про жиклёры, карбюраторы и прочую хрень под капотом какого-нибудь драндулета, ..... а может она сама ездила на тракторе "Беларусь"? Ну тогда понятно, "Гусь да гагарочка - сладкая парочка".

У каждого из нас было какое-то увлечение, но техники оно не касалось. Мы могли конечно потрепаться о железках за компанию, но особого интереса к этой теме никто не проявлял. Наверное из-за этого Жора при каждом удобном случае отирался возле вездеходов и всё что-то расспрашивал у механиков-водителей, копавшихся в их внутренностях. У меня даже возникало подозрение:
- Не собирается ли он вездеход себе купить после сезона или угнать на худой конец? А потом вместе с Васей к своей Лянке в Молдавию на нем поехать. А чё, прикольно, да и на ЖД билетах хорошо бы сэкономили. Гы-гы-гы! (закадровый смех)
я

Бичевские былины



Вася
В христианской религии есть один большой недостаток, в ней не признают реинкарнацию, а зря.
Вот если бы Вася жил где нибудь в Дели или Калькутте, то там бы никто не сомневался, что в его переселилась душа поэта М.Ю. Лермонтова. За те долгие годы, что душа Лермонтова блуждала по разным телам, она конечно слегка истрепалась и стала не сразу узнаваема. По этому Лермонтова в Васи можно было не сразу разглядеть, но если хорошо присмотреться ........ точно он, Лермонтов. Даже не сомневайтесь.
Щупленькая фигура, большие глаза, чёрные волосы и даже жиденькие Лермонтовские усики под его носом (тоже Лермонтовским) были не главные в их внешнем сходстве. Главное было, то, что Вася, как и Лермонтов, был истинным романтиком, художником и поэтом.

С собой он привёз два больших блокнота и цветные карандаши. В один писал стихи, что на ум придут, а во втором рисовал разные картинки. В поэзии мы ни чё не шарили, поэтому Васиным блокнотом со стихами интересовались исключительно из-за рисунков на полях.
Зато второй блокнот с картинками нравился нам всем без исключения, его карандашные наброски тундры и гор были великолепны, а наши портреты вполне узнаваемы.
Самое большое впечатление Васины рисунки произвели на Санька, который первый сделал несколько заказов художнику:
- Братуха, мы как ко мне приедем, ты мне вот тут и тут, - показывает на себе, - срисуешь оду тему, а я татухи по твоим картинкам набью. У нас один чертила классно колет, по-зоновски, но рисовать ни хрена не может.
- Да без проблем, - соглашается Вася.
- Ага, - думаю про себя. - Теперь понятно кто тебе "Оскал" колол.

Каким-то боком (наверное, Санёк растрепал) все прознали, Вася будущее духовной культуры Молдавии. Талант поэта, считай народное достояние, его лелеять и беречь надо. Вот наши начальники и нашли работёнку более подходящую этому дарованию. Иначе просто не знаю, как объяснить, Вася единственный из нас сачковал в конторе, точил карандаши и перекладывал стопку бумаг с одного края стола на другой. Мы же, как савраски, бегали по складам, получали разный хлам. Потом его десять раз на дню, укладывали и вытаскивали, туда-сюда в два вездехода.
Э-ээ, скажет какой-нибудь читатель, да у тебя, брат, обычная зависть.....
Да не ни в жисть! Не было ни какой зависти, беспокойство было, а зависти ни-ни.
Беспокоило то, что пока мы пашем, Вася в кабинете и курилке постоянно находится, а там пачками студентки-практикантки отираются, вот он самых симпатичных и охмурит, а нам потом одна пересортица достанется. Языком-то он, как лопатой, молотит и обходительности с дамским полом из книжек нахватался. Всем известно, девчонки на поэтов падкие, вон Пушкин-сукин сын, хоть с виду страшненький был, а какую себе кралю отхватил! Про Натали легенды до сих пор ходят, сказывают, самой классной тёлкой в Петербурге была.
Вот такие они поэты, с виду вроде ребята не плохие, но когда дело девушек касается за ними глаз да глаз нужен, эти своего не упустят.

Read more...Collapse )
я

Бичевские былины



Санёк
Наша четвёрка, как и мушкетёры Дюма, занесённая разными ветрами в Воркуту, была бесшабашными авантюристами.

Жора и Вася приехали из Молдавии. Они даже были какие-то родственники друг-другу, то ли деверя, то ли свояки, а может вообще шурины, не знаю, я до сих пор в родне дальше племянницы и двоюродных братьев не разбираюсь.
Санёк, приехавший откуда-то из Ростовской области, был пропитан бравадой уголовной романтики и самым молодым в нашей компашке. Хотя он ещё не успел отмотать ни одного срока, но, судя по его замашкам, серьёзно к этому готовился. "Ботал по фени", курил на корточках, заваривал в железной кружке ужасное пойло под названием "чифирь", а главное, у него на левой груди была наколка. Что там было изображено, с первого взгляда не поймёшь. На вид какая-то синяя блямба, но после объяснений Санька, что это "Оскал", тигр с разинутой пастью, если присмотреться то нечто подобное угадывалось.
- У всех нормальных пацанов на зоне такая татуха, - гордо заявил Санёк.
- А ты чё там был? - поинтересовался Жора.
- Кто не был, тот будет. Кто был, не позабудет, - надменно со знанием дела парировал Санёк.



Санёк был националист.
Как истинный нацик, он имел теорию о превосходстве своей нации над другими. С национальностью ему сильно повезло, он родился Донским казаком.
- А разве есть такая нация? - наивно поинтересовался Жора.
- Чему вас там молдован в школе учат? Не пойму! - с обидой ответил Санёк.
- Если хочешь знать, - продолжал он. - Русь именно с Дона началась!

Тут же Санёк прочёл целую лекцию о происхождении видов, в смысле видов разных национальностей.
Если вкратце, то это происходило так. Сначала на Донских землях жили скифы и сарматы, от их и пошли дончаки, которые стали называть себя казаками. Царство их разрасталось, и они, чтобы тесно не было, стали расходится в разные стороны. А гордое название казак оставляли за собой во всех новых землях. Так появились Кубанские, Запорожские, Уральские, Забайкальские и прочие казаки.

Read more...Collapse )
я

Бичевские былины



Аптека
В "поле" нам по плану предстояло отработать сто дней, это не хухры-мухры или пикничёк какой-то. За неделю до отправки надо было основательно подготовиться и затариться всем необходимым.
Неделька была суетливая, гоняли туда-сюда, сплошной принеси-подай с утра до вечера. В один из таких дней, мы с геолухом Валерой, приехали на УАЗике в "Аптеку".
Валера достал какие-то бумажки и слегка заикаясь от непонятного мне волнения говорит:
- Ссходи в аптеку, купи по этим бумагам за безналичку, пре-пре-презервативов, тыщу штук, а я здесь подожду.
От этого предложения я просто охренел! Говорю:
Валера! Ты чё, гонишь? Какие презервативы тыщу штук! Да я ещё и одного никогда не покупал, как-то так обходился, да и на Х... нам столько? А если кому-то надо, сам пусть покупает, моё дело принести-унести!
Тут мне Валера прочёл целую лекцию, для чего геологам презервативы. Если кратко, это просто тара для геологических проб. Со дна шурфов, канав-расчистки и шлихов из ручьёв, берут донные пробы, примерно с чайную ложку и вместе с запиской, от куда взята проба, упаковывают всё в презерватив, завязывают и потом скопом, по окончании сезона, увозят в лабораторию на исследование.
Такой благородный довод, для чего нам нужны презервативы, меня не убедил, я упёрся намертво:
- Принесу-унесу, а покупать не буду.
Валера был только на год меня старше (вчерашний студент, первый год работающий геологом) и сам видно никогда не покупал презервативы, поэтому стеснялся не меньше меня.
- Ладно, пошли вдвоём - невесело сказал он.

В аптеке за прилавком стояла молоденькая девушка и очередь человек из пяти.
- Давай подождём, когда никого ни будет - предложил Валера. Я согласился.
Так мы простояли у входа минут двадцать, очередь как назло не кончалась, кто-то уходил, кто-то приходил. Девушка за прилавком тревожно поглядывала на нас. Видуха у нас была ещё, та-а! Одеты мы были по-рабочему, в грязную спецовку и сапоги-бродни. Ни дать, ни взять, два бомжа из подвала, угрюмо стоящих у входа и чё-то замышляющих. Тут кто хочешь переживать начнёт.
Наконец аптека опустела, воровато оглядываясь, подходим к прилавку.
- Вам чего надо? - как-то испугано, спросила девушка.
Валера, оглянувшись по сторонам, не подслушивает ли кто, покраснев и слегка заикаясь, виновато сказал:
- Нам пре-презервативов.
- Сколько? - Тихо сказала девушка и тоже покраснела.
- Ты-тысячу штук - так же виновато признался он.
Глаза девушки сделались по блюдцу. Видно подумав, что мы с ей так шутим или незатейливо заигрываем, она, фыркнув с возмущением сказала:
- А не многовато для двоих будет?!
Валера от этого вопроса в конец растерялся и понёс околесицу:
- Девуш-шка! Вы не поняли. Мы не себе берём, мы геологи, нам презервативы на всю партию нужны, на полевой сезон. Нас там 25 человек.
Я даже не знаю, как описать выражение лица девицы, для этого в моём словарном запасе эпитетов не хватит. В общем на нём было всё. Удивление, восхищение и какая-то зависть в глазах, казалось скажи ей сейчас Валера:
- А ппоехали с нами!
Так она даже уточнять не будет куда, сбросит свой белый халатик с колпаком и рванёт с такими парнями, хоть в тундру, хоть на край света, в общем туда, где судя по всему, нескучная жизнь бьёт ключом.
По тому что, всё девчонки, даже аптекарши, мечтают о романтике.

Наше интересно начавшееся недоразумение, обломала вышедшая из подсобки тётка. Взглянув на раскрасневшуюся девушку, она прокуренным контральто, сонно спросила:
- Что-то непонятно Леночка?
Леночка растерянно смутившись:
- Да вот, презервативы хотят купить...
И видимо рассчитывая на то что у тётки от её последующих слов вставная челюсть выпадет, с вызовом добавила:
- Т ы с я ч у штук!
Тётка, мельком взглянув на нас, таким же сонным голосом сказала:
- А-а, геологи. Они всегда по тысячи берут. Вынеси им коробки со склада.
С гримасой крайнего удивления на лице (пи-пец! ПОЛНЫЙ!!!), Леночка удалилась в подсобку.
На тётку мы никакого впечатления не произвели, она лениво спросила:
- Как брать будете, по наличке или безналички?
Глаза у её были пустые без огонька. Романтизму видно она, до отвала нахлебалась лет двадцать назад.

Молча, быстро погрузили коробки. Сев в машину, спрашиваю Валеру:
- Вот на хрена ты ей про 25 человек говорил?
Валера сразу не ответил, повернул ключ зажигания и зло буркнул:
- Да пошёл ты! ...
Видать переживал сильно.
я

Бичевские былины


Цели написать повесть перед собой пока не ставлю. Это просто рассказы-воспоминания, объединённые одной темой под общим заголовком «ЛЕТНЯЯ ПАРТИЯ».

ПРОЛОГ
В те далёкие годы, когда страной правил Дорогой Леонид Ильич, а ЕБН ещё был "верный Ленинец", все пацаны мечтали о романтических профессиях. Стать космонавтом хотел даже Додик Левин, мой одноклассник и сосед по дому. Правда его мама, Роза Львовна, была категорически против этой затеи. Она выходила во двор, где мы строили из старых железных бочек трёхступенчатую ракету, и назидательно так говорила:
- Додик, прекрати меня нЭрвировать. Ты же останешься без рук! Сейчас же брось эти жэлезки, иди отрабатывай штрих деташе.
Додик маме не перечил и с обречённым видом брёл домой пиликать на своей пиликалке, как она называлась, скрипка или альт, понятие не имею. Я тогда из музыкальных инструментов только электрогитару признавал.


Прошли годы.
В отряд космонавтов мы с Додиком не попали. Его мама не отпустила, а меня другое увлечение захлестнуло, тяга к странствиям и приключениям.
Самым подходящим для этого занятием была профессия разведчик-нелегал, обязательно в стране, где вечное лето, пальмы и тёплое море. Вот только как стать шпионом никто не знал, а кто знал помалкивал.

К счастью, как будто специально для несостоявшихся разведчиков существовала геология. В этой чудесной организации было всё о чём вы мечтали. Тут тебе романтика дальних странствий и приключения связанные с испытаниями походной жизни и даже слово разведка присутствовало - геологоразведка. Ко всему этому, был ещё один плюс, чтобы попасть сюда не обязательно было заканчивать какой нибудь ВУЗ и корпеть над учебниками целых пять лет. Достаточно было просто устроиться рабочим на сезон, в какую нибудь геологоразведочную партию и все твои мечты становились реальностью.
Эту возможность использовали тогда тысячи юношей и девушек. Они покидали отчий дом и разъезжались по всему огромному Советскому Союзу, что бы попасть в геологические экспедиции и бродить с ими по тундре, пустыне, тайге и горам.
Вот так и я очутился за Полярным кругом. Ветром романтических приключений меня занесло в одну из геологоразведочных партий Воркуты, на летний полевой сезон.



1. МУШКЕТЁРЫ
Оформившись на сезон в одну из Воркутинских геологоразведочных партий, я в первый день узнал от "романтиков", прибывших на два дня раньше, что мы будем работать в поле.
- В поле?! - с растерянностью переспросил я.
Работа в поле тогда мне представлялась лишь как пахота пашни колхозниками-трактористами и уборка урожая комбайнами. Здесь же горы Полярного Урала на горизонте маячат и тундра кругом. Меня успокоили. Геологи, они как "блатные", на своей "фени ботают", "поле" у них - это тундра, горы, тайга, в общем везде где их мотает. Мы сезонные работяги, на их "фени" - "бичи", нас так они за глаза называют, а мы их, когда не слышат, "геолухи" зовём. В общем 1:1.


По штатному расписанию в "партии" числилось семеро геолухов, шесть студентов-практикантов, десять сезонных бичей и полтора вездеходчика.
Полтора, потому что один со своим ГТТ должен был быть при нас постоянно, а второй наездами, когда перебрасывали лагерь на новую стоянку.
Из десяти "бичей" самые молодые были мы, четверо парней от 19 до 21 года. Остальные - пятеро мужиков и баба повариха, люди уже в возрасте, лет под тридцать.


В наше ПУГРО (Полярно-Уральское геологоразведочное объединение) на "полевую практику" со всех концов Союза съезжались студенты. Каждый авторитетный начальник партии старался заполучить себе только парней. Девчонок брали в нагрузку, если получали для "партии" какие-то дополнительные ништяки. В последние дни перед отправкой в "поле" между начальниками шли ожесточённые торги, кому кто достанется. Каждый давил своим авторитетом и доказывал приоритетную важность именно своей экспедиции перед Родиной.
До сих пор не пойму, то ли наш начальник Володя оказался самым хитрым и выбил себе больше всех ништяков, то ли главным лохом объединения, но из положенных нам шести практикантов мы получили шесть практиканток. Узнав эту новость, наш самый старый геолог Алексеич только и сказал:
- Ну всё, п....ц сезону.

Не знаю, что его так расстроило, но нашей четвёрки новость печальной не казалась.
Практикантки были девки борзые, они стайкой отирались в курилке возле конторы и оценивающе разглядывали нас, когда мы стреляли у них сигаретки с ментолом, страшный дефицит по тем временам.


Рыбак рыбака видит издалека.
Вот так каждый из нас разглядел в другом родственную душу. Общая тяга к странствиям собрала вместе нашу компашку искателей приключений в одном балке (домик-сарайчик на санях). Иначе чем «братан» мы друг к другу не обращались. Всё содержимое карманов и рюкзаков отныне считалось "общак". На второй или третий день совместного проживания мы настолько прониклись взаимными симпатиями, что клятвенно договорились после сезона погостить друг у друга по очереди. Правда не сразу, а после того как на недельку съездим в Сочи, об этом мы договорились ещё в первый день знакомства. Повод съездить туда у каждого был более чем уважительный, ведь там никто из нас не бывал, стоило наверстать упущенное.

Получив спецодежду, мы сразу напялили её на себя и снимали только на ночь. Как моряки гордо носят свои тельняшки, так и мы с гордостью щеголяли в куртках "энцефалитках" с геологическими шевронами и крупными жёлтыми буквами на спине - ПУГРО Воркута. Казалось, это нам придаёт особый статус, который особо подчёркивали сапоги бродни. Лихо закрутив их длинные голенища, мы делали их похожими на мушкетерские ботфорты. На этом наше сходство с мушкетёрами не заканчивалось, были ещё юношеские усики и жиденькие бородки, патлы до плеч и широкополые шляпы-накомарники. Не хватало только голубых плащей с крестами и павлиньих перьев в накомарники, но это мелочи.
Главным сходством с героями из книги А. Дюма "Д’Артаньян и три мушкетёра" у нас была наша завязавшаяся дружба, где каждый был - "Один за всех и все за одного".
Этот девиз в слух мы никогда не произносили, да и зачем произносить то, что было для нас очевидным и сомнений ни у кого не вызывало.

Кто был из нас д’Артаньян, а кто остальные мушкетеры?
Об этом делайте выводы сами после прочтения следующих глав.